Литературный фестиваль «Компрос»

пока одета осень в облака
окраин, полногрудые мурашки
выпячивают сытые бока
под воротом учительской рубашки,

ты спишь на остановке у реки,
где плачут наливные пеликаны,
и падают хмельные рыбаки
в компьютерные сети и стаканы.

трамваи входят по двое в глаза,
безопытно слоняются кареты,
кондукторы теряют голоса
и угощают ехать без билета.

Литературный фестиваль

Эхо Перми: Поэтический фестиваль «Компрос»

Гости: Борис Эренбург и Павел Чечеткин, организаторы поэтического фестиваля «Компрос»

Программа: «Красный человечек»

Дата выхода: 27 октября 2015 года

Ведущий: Анна Букатова

— Доброго дня, уважаемые слушатели «Эхо Перми», в эфире программа «Красный человечек», и я, ее ведущая Анна Букатова. Сегодня тема у нас поэтическая. Люблю я эти вещи. И в гостях Павел Чечеткин и Борис Эренбург. Благодаря этим людям в Перми пройдет поэтический фестиваль «Компрос». Добрый день!

Павел Чечеткин: Здравствуйте!

Борис Эренбург: Здравствуйте!

— Давайте по порядку. Что это за фестиваль, как он образовался? Проходит он в Перми, если я не ошибаюсь, второй раз?

Борис Эренбург: Да, все правильно. История фестиваля невелика, но достаточно яркая. Первый фестиваль прошел в 2014 году, сейчас мы готовим второй. Уже начинается второй этап фестиваля 2015 года. Фестиваль «Компрос» выступил наследником другого поэтического фестиваля — «СловоNova». Отличие этого фестиваля от многих и вообще история такова, что предыдущий фестиваль поставил поэзию в Перми как бы в центр общественной жизни, позиционировал ее как интерес для всего города и края, были интересные участники, и если раньше был такой синдром постсоветский, когда поэты пили водку на кухне, читали друг другу стихи и хвалили друг друга, и даже книга была такая — «Маргиналы». То есть из маргиналов поэты превратились в центр жизни. На фестивале появляется до двух тысяч человек, и это, я считаю, успех. Не только любителей поэзии. И мы, как наследники предыдущего фестиваля, и с точки зрения пермяков, развиваем. Тот фестиваль во многом делался профессионально, поднял планку проведения фестивалей москвичами. Мы, не теряя этой планки, сделали такой открытый демократический для пермяков фестиваль. Потому что мы всех тут хорошо знаем и общаемся, и как бы сводим. И сделали фестиваль большой коммуникационной площадкой. То есть сводим пермских поэтов, музыкантов, художников, фотографов…

— То есть это барды все-таки?

Борис Эренбург: Нет.

— А что за музыканты?

Борис Эренбург: Я немножко позднее расскажу. И, более того, если раньше были достаточно стандартные форматы фестивалей – чтения, мастер-классы, спектакли… Они сохранились, но мы на «Компросе» придумали много интересных новых форматов, которых нет на других фестивалях страны. Например, используя наши ландшафты, наше географическое положение, возник «Корабль поэтов», который идет по Каме, является такой поэтической отборочной лабораторией. То есть корабль, полный поэтами и любителями поэзии, отходит на три часа, и там происходят поэтические чтения и выступает музыкальная группа. Помимо вот этого корабля, которого, естественно, не может быть в других городах, существует еще придуманный нами формат бук-питчинг — это когда поэты молодые представляют свои неизданные книги. Вот как сценаристы в киноиндустрии представляют свои сценарии, как бы снятые фильмы, а продюсеры выбирают, какой фильм снять. Так и здесь – издатели и выбирают, какую книгу издать.

— То есть приглашаете издателей?

Борис Эренбург: Да.

— Но все равно за пару минут не смогут же понять, печатать ее или нет?

Борис Эренбург: В жюри сидят издатели. Они все равно смотрят на поэта, на чтение его стихов, и даже на экране идет графика неизданной книги, потому что поэт предварительно работает с дизайнером. И то, что наиболее нравится издателям…

 

— Тут еще можно взять харизмой такой…

Борис Эренбург: Да, харизмой, графикой, стихами, стилем. И по итогам выходит книга при поддержке фестиваля. В прошлом году вышла книга Александры Шиляевой. Кстати, такой подающий хорошие надежды поэт, она уехала и поступила в литературный институт. Еще интересный формат был – это флешмобы. Флешмобом в этом году будет литературный трамвай. В прошлом году был флешмоб, посвящённый Лермонтову, когда пускали светящиеся шары в воздух. Это такая вещь, которая может привлечь людей, не интересующихся поэзией. Например, литературный парад, приходили горожане, мы раздавали маски поэтов и писателей. И они шли дружным строем в масках Лермонтова, Толстого, Достоевского. Надевали маски на детей. То есть если ребенок походил в маске Лермонтова, у него остались фотографии, он уже будет причастен к литературе. Вот такие форматы. Они новые, и они расходятся от нас по другим городам. Вот литературные парады уже проводились в других городах. Бук-питчинг, возможно, появится в Челябинске. То есть мы что-то делаем новое, что нас отличает от других фестивалей.

Павел Чечеткин: Я хотел бы немного продолжить о структуре фестиваля и об участниках. Вы задали очень правильный вопрос. Потому что вопрос «Как поучаствовать в фестивале» оглашается вслух, он приходит по почте, и, даже если остается невысказанным, он все равно читается во взглядах людей, которые приходят на мероприятие. Надо сказать, что наш фестиваль является единственным пермским фестивалем, который проходит в два этапа. Один этап – летний сезон, и один этап – осенний сезон. Разделили мы его на два этапа не потому, что хотели не походить на других, а это было продиктовано такими соображениями… С одной стороны, очень много людей хотят быть участниками фестиваля и хотят на нем выступить, с другой стороны, большинство читательской публики не готово слушать всех подряд. И мы вынуждены как-то эту дилемму разрешать. И разрешили мы ее следующим образом: первый сезон у нас проходит как большой отборочный тур к фестивалю. У нас все форматы практически летом работают в режиме открытого микрофона. То есть это и поэтический трамвайчик по Каме, и литературный парад, и поэтический слет «Пилигрим», где в режиме творческих лабораторий любые поэты могут приехать и пообсуждать свои стихи с пермскими мэтрами. Везде у нас вход абсолютно свободный. Люди приезжают, читают свои стихи, обмениваются мнениями, считают себя поэтами. То есть мы пускаем всех на сцену, кто считает себя поэтом.

— Многие ли из них оказываются действительно достойными?

Павел Чечеткин: Вот тут уже другой вопрос. Мы, безусловно, привлекаем людей, мнение которых мы уважаем – пермских поэтов, членов Союза писателей, критиков, журналистов, и они нам помогают отбирать людей на второй этап, который состоится через четыре недели. И можно сказать, что там будут участвовать те, кто был выбран по итогам первого сезона, а также те, вкусу и таланту которых мы однозначно доверяем.

— Сколько было желающих, сколько в итоге осталось?

Павел Чечеткин: У нас на «Пилигриме» было… То есть люди участвовали весь день в творческих лабораториях, порядка 70 человек с разных городов Пермского края. На поэтическом трамвайчике не менее 70 выступило только, а сколько всего было – наверное, еще больше, просто они так и не решились подойти к микрофону.

— Сколько будет участников в этот раз в «Компросе»?

Павел Чечеткин: У нас порядка 20 человек из разных городов. География у нас представлена… Во-первых, Москва, Владимир, Челябинск, Екатеринбург, Ижевск, и плюс у нас еще будет сюрприз, будет человек из Симферополя, будет представлять крымскую литературу.

— А все эти люди печатаются? Расскажите о каких-нибудь самых-самых.

Павел Чечеткин: Давайте я расскажу, например, о Марине Кудимовой. Марина Кудимова – это известный российский поэт. Она впервые громко о себе заявила в 80-е годы. Она получила несколько литературных премий, автор нескольких книг. Она долгое время работала в литературных изданиях столичных. Но чем она еще интересна для Перми… Она была председателем жюри «Илья-Премии», московская премия, которая вручалась с 2001 года несколько лет. И она оказалась для Перми своеобразной кузницей кадров, потому что очень многие пермские поэты когда-то новичками туда приехали. Кто-то стал лауреатом, кто-то финалистом. И вот Марина Кудимова – интересный человек, безусловно, столичный поэт с большой широтой взглядов на литературную ситуацию в России и не только. С другой стороны, она хорошо знает пермскую литературу, поскольку она многих пермяков читала, награждала в Москве. Поэтому разговор с ней будет очень интересным, я думаю.

— Скажите, а из наших кого бы вы отметили? Есть ли у нас молодые поэты, которые уже заявили на всю страну… Вы сказали, что есть победители и лауреаты премий… Кого почитать, кого из молодых пермяков на книжных полках поискать?

Борис Эренбург: Я думаю, что нужно в первую очередь почитать Антона Бахарева-Чернёнка. Это один из самых известных в Перми поэтов. Настоящий поэт. У него вышло несколько книг, и выйдут еще. Он выступает на многих фестивалях. Он лауреат Решетовской премии. Второго, кого я бы рекомендовал почитать – это Павел Чечеткин, у которого вышла вторая книга. Очень интересная книга, которую Павел в этом году представлял.

— А что же вы себя не рекламируете, Павел?

Борис Эренбург: Для этого я есть. И я хотел бы еще про гостей фестиваля добавить. Гостей будет много в этом году, действительно. Будет очень известный московский поэт, очень популярный – Дмитрий Воденников, который в 2007 году вообще в Москве был избран королем поэтов. Он колумнист, он пишет очерки в gazeta.ru. И помимо этого, естественно, выступает как поэт. Достаточно известный и в Фейсбуке, в других соцсетях, и книги у него постоянно выходят.

— А что значит «королем поэтов»? Это какое-то сообщество поэтов российских существует?

Борис Эренбург: Помните же, наверное, что в начале 20 века были выборы короля поэтов, которые организовывали многие, и в том числе и Маяковский, и тогда выиграл Игорь Северянин. И тут, видимо, решили повторить эти выборы и выбрали Дмитрия Воденникова, чему он сам, как он сказал, не очень рад. Но тем не менее встреча с ним будет достаточно интересная для молодых поэтов. И многие бы хотели с ним пообщаться, послушать.

— А где все эти встречи пройдут?

Борис Эренбург: Главная площадка фестиваля – это Дом актёра на Ленина, 64. Там пройдут поэтические спектакли, о которых мы расскажем. Там пройдет главное чтение фестиваля под названием «Биармия». А сами встречи с поэтами пройдут, наверное, всё-таки в Горьковской библиотеке. Вот с Мариной Кудимовой и Дмитрием Воденниковым в Горьковской библиотеке. И там же пройдет овальный стол о литературе.

— А это у нас в каких числах ноября?

Борис Эренбург: С 20 по 22 ноября. Но перед этим будет интересный пролог, о котором Павел расскажет – в пятницу 13-го.

Павел Чечеткин: Все-таки прежде чем перейдем опять к форматам, я бы еще чуть-чуть хотел бы поговорить об идеологии фестиваля. У нас генерализованная цель одна – поддержка и пропаганда, и помощь всяческая пермской поэзии. И разные задачи, которые мы решаем, чтобы достичь этой цели… Одно из решений – это создание коммуникативной площадки, чтобы все эти люди могли общаться друг с другом, поэты из разных возрастных групп и городов могут встречаться с читателями, слушателями, издателями, критиками, редакторами и т.д. Вот еще одна задача, которую бы я хотел обозначить – это создание социального лифта, только в сфере культуры. Если бы ко мне лет 10 назад подошел бы какой-нибудь человек и сказал бы, что вот я чувствую, что я гений и рожден перевернуть русскую литературу, скажите мне с чего начать. И, наверное, лет 10 назад я бы не смог ответить ему на этот вопрос, потому что сам бы не знал на него ответ. 10 лет назад на этот вопрос можно было бы дать неопределенный ответ.

— Вот ответьте. Я к вам приду и скажу, что я чувствую, что я должна стать писательницей, что мне делать?

Павел Чечеткин: Я бы, конечно, мог бы поскромничать и предложить вам обратиться в фонд «Пермская библиотека» при Министерстве культуры Пермского края. Мог бы вам посоветовать обратиться в любой из пермских союзов писателей.

— Ну туда же так просто не возьмут.

Павел Чечеткин: Посмотреть стихи возьмут всегда. Есть также газета «Свежак». Есть литературный журнал «Вещь». Но все-таки я сейчас не буду скромничать и скажу, что лучше всего воспользоваться таким механизмом, как фестиваль «Компрос». У нас вот в весеннем сезоне, о котором я упоминал, мы приглашаем всех поэтов и тех, кто считает, что они рождены перевернуть ситуацию в русской поэзии. И тех, кто так не считает, и просто хотят послушать мнение других о своих стихах. И вот мы их готовы выслушать. И если там ваши стихи заметят, то мы, безусловно, вас отберем на второй тур в следующем году на осень, и там уже вы сможете пообщаться на высоком уровне как с редакторами, там и с издателями, и гостями из других городов. И, может быть, именно с этого начнется ваша творческая карьера, и ваши стихи дойдут до людей.

Борис Эренбург: И, может быть, книгу издадим при помощи фестиваля.

Павел Чечеткин: Да. Двух людей, которым мы здорово помогли на фестивале – это Михаил Куимов и Александра Шиляева. Михаил Куимов – это молодой поэт из Соликамска, который года два назад был мало кому знаком, кроме своих друзей. Он участвовал в нашем фестивале, начал с «Корабля поэтов» в прошлом году, а потом уже участвовал в шоу неизданных книг, где был отмечен второй премией после Александры Шиляевой, победил в слэме, после чего мы его издали в журнале «Вещь». И вот в этом году, насколько я знаю, он будет выступать во всероссийском слэме.

— Где искать вас молодым и начинающим?

Павел Чечеткин: У нас есть группа «ВКонтакте». Есть сайт фестиваля.

— Это все фестиваль «Копрос», любой поисковик выдаст?

Павел Чечеткин: Конечно. Вернемся к форматам. Формат – это какие-то мероприятие, которое помогает людям проявить себя и показать. Так, 13 ноября, за неделю до открытия фестиваля, у нас будет первое мероприятие – пролог к фестивалю. И будет он называться «Красавицы и чудовище».

— Почему? Это не про поэтесс и поэтов?

Павел Чечеткин: Нет. Есть в Перми замечательный бренд – это пермские чудовища, собранные в музее пермских древностей. Есть другой бренд, он явно не обозначен – это красивые девушки города Перми. Мы решили их решили соединить в таком действии, которое может показаться немножко фантасмагоричным, но, с другой стороны, вполне лежит в русле таких творческих исканий и нашего времени, и прошлого, и будущего. Семь пермских поэтесс и просто красавиц будут читать свои стихи семи чудовищам историческим в музее пермских древностей. Здесь главное, что мы задаем такой позыв: с одной стороны – красавица, с другой стороны – чудовище. Как они уже будут разрешать эту дилемму – это уже право красавицы. Она может, например, представить, что она девушка, попавшая в сад к заколдованному принцу, превращенному в чудовище, и ей нужно прочитать свои стихи и расколдовать чудовище. То есть она тогда построит свое выступление определенным образом. Она может представить по-другому. Что она как Андромеда из греческих мифов, прикована к скале, ее приносят в жертву, и ей нужно как-то сейчас заворожить это страшное чудовище, которое собирается ее пожирать, и остаться в живых. Она может, с другой стороны, представить, что она, например, просто относится с жалостью к этому бедному зверю, который никогда не знал ни тепла, ни ласки, и просто обогреть своим словом – красивой поэтессы, женщины. То есть, как она построит свое выступление, какой она создаст образ – это мы отдаем на право поэтессы.

— А кто эти девушки?

Павел Чечеткин: Пока секрет.

— Ах, даже так. Даже про возраст не скажете?

Павел Чечеткин: Это молодые девушки, но называть их не буду, приходите посмотреть.

Павел Чечеткин: Кроме того, у этого мероприятия будет еще одно научное измерение. У нас будет научный консультант. И он, пока девушка-поэтесса будет готовиться к выступлению, будет рассказывать про то чудовище, с которым ей предстоит общаться, и, может быть, о перспективах этой девушки.

Борис Эренбург: Научного консультанта, ведущего, зовут Валерий Жуков, его многие знают в Перми. Он биолог, кандидат наук, и вообще ведущий многих мероприятий. Так что приходите.

— Неужели они на ходу будут сочинять стихи, наверняка придут подготовленные?

Борис Эренбург: Конечно, подготовленные.

Павел Чечеткин: Да. Там есть только небольшая импровизация, они не знают, какое чудовище им выпадет, то есть какой типаж. Представьте, одной, может быть, выпадет тарбозавр – с мозгом размером с карандаш и с огромными мышцами.

Борис Эренбург: Я хотел добавить, что есть много еще и других мероприятий. Закрытие фестиваля пройдет достаточно интересно в органном зале. Я говорил, что музыканты и поэты, вот как раз это и будет интересным – сочетание поэзии и музыки. Потому что поэзия, стихи, лирическая композиция пройдет в сопровождении большого органа, а на большом органе будет звучать джаз. То есть мы пригласили молодого талантливого исполнителя из Белгорода Тимура Халиуллина. Он ездит по Европе, по России и исполняет джаз на органе и классическую музыку тоже. Эта композиция состоит из стихов Мальденштама, Бориса Рыжего, Виталия Кальпиди, Бахарева и молодых наших поэтов. И называется «Щегол», посвящена 125-летию со дня рождения Мальденштама. И вот это празднование года Мальденштама идет по всей стране и начнется в Перми в ноябре вот этой композицией. Будет саксофонист, барабанщик, актеры, которые читают стихи, и будет видеоряд. Потому что если уж делать в органном зале закрытие, то уж должен звучать орган. А звучать орган будет достаточно необычно в этом году. Кроме этого, будет два поэтических спектакля – Ижевский самодеятельный театр «LesPartisans» они представят спектакль «Бро» по стихам Бродского. Для Перми это будет премьера. Недавно они в Петербурге представляли этот спектакль. И на открытии это же театр представит спектакль «Пощечина общественному вкусу» на стихи авангардистов 20 века. Кроме этого, два концерта Умки, это филолог, специалист по алеутам, кандидат наук, Аня Герасимова. Она неожиданно оставила профессию, и 20 лет уже исполняет песни своего сочинения. Очень популярна в Москве эта группа, которая называется «Умка». Один концерт акустика, а другой – электрический концерт, уже как рок-группа, в ресторане «Нева» в субботу, 21 ноября.

— А вход по билетам?

Борис Эренбург: У нас такой принцип, что вход на все мероприятия фестиваля фактически свободный. Приглашаем. И в органный зал приглашаем. Это 22 ноября.

Павел Чечеткин: Для тех любителей поэзии, которые считают, что два таких благородных ингредиента, как музыка и поэзия, не смешиваются, мы можем предложить формат просто одной поэзии – это поэтические чтения «Биармия». Они пройдут в воскресенье, 22 ноября, в Доме актера, в 16.00. И там выступят практически все гости фестиваля на одной сцене. Они будут читать свои стихи, причем будут читать стихи оригинальным способом: у нас будет шляпа с именами выступающих. И вот каждый выступающий будет тянуть жребий с именем следующего выступающего. Тут такой особый демократизм. Сейчас на мероприятии выходят и минут пять оглашают всякие титулы выступающего, а тут только фамилия. И в этом особая прелесть, когда вперемешку идут мэтры московские и просто студенты пермские, которых мы пустили на сцену за их талант. Такой неожиданный диссонанс.

— А может быть такое, что студент уделает какого-то именитого поэта?

Борис Эренбург: Конечно, может.

— А о чем пишут наши современные пермские молодые поэты?

Борис Эренбург: Лирика, о любви, о смерти, о тяжёлой жизни.

— А про политику, про все эти истории? Бывает?

Борис Эренбург: Кстати, нет. Политика уже ушла в телевизор, газеты, в комментарии в соцсети. Поэзия немножко отошла сейчас от политики.

Павел Чечеткин: Удивительно, но политики очень мало. Социальная струя куда-то сдвинута на периферию. Может быть, как раз наоборот, выражается протест молодых поэтов против вот засилья политики вокруг нас. То есть такая нарочитая аполитичность.

Борис Эренбург: Всех, кто хотел бы отдохнуть от политики, как раз приглашаем на фестиваль. У нас политики, скорее всего, не будет никакой. И еще бы я хотел сказать про фестиваль в общем. Буквально позавчера мы представляли «Компрос» на литфестивале в Екатеринбурге среди других фестивалей страны. И там мы еще раз убедились, что по масштабу наш фестиваль крупнейший на Урале. Это 22 литературных события, это семь дней продолжения в два этапа, и количество поэтов, гостей фестиваля. Другие фестивали более камерные, более «поэты для поэтов», скажем так. У нас множество площадок самых разнообразных. Ну это даже екатеринбуржцы подтвердили, и некоторые выразили желание приехать.

— А программу можно найти в интернете?

Борис Эренбург: Программа в интернете на сайте. И вот такой достаточно крупный фестиваль. И еще нужно сказать, что он делается при финансовой поддержке Министерства культуры Пермского края в рамках года литературы. Потому что самим сделать такой масштаб – нереально.

— Я безумно хочу заставить вас прочитать что-нибудь. Ну Павел морщится, не хочет. Ну что ж, вы будете же выступать на фестивале?

Павел Чечеткин: Да, на «Биармии».

— А вот с историей этой вот литературной, что можете сказать? Может быть, у нас в стране, в городе, как обстоят дела? Интересует это молодежь? Вы, Борис, сказали, что поэты в центре каких-то историй оказываются, что если организовываются мероприятия, то на поэтов все идут… Я как-то…

Борис Эренбург: Ну все или не все, но идут. И в Перми достаточно бурная жизнь, даже по сравнению с другими городами, с тем же Екатеринбургом. То есть у нас постоянно идут вечера поэзии, слэмы, есть молодые организаторы, например, Евгений Гусев. Неделю назад прошел вообще гламурный вечер в «Кофешопе» на Компросе. Выступали девушки-поэтессы, и зал был полон, трудно было сесть. То есть поэзия неожиданно даже стала темой гламура, что раньше никогда не было и быть не могло. Не говоря уже о настоящем интересе к поэзии, который также проявляется в Перми. Это благодаря фестивалю в том числе.

Павел Чечеткин: Мне кажется, что вообще можно говорить о каком-то начинающемся поэтическом буме. Не только в Перми. Я просто процитирую Леонида Юзефовича – известный московский писатель, который был в прошлом году гостем нашего фестиваля. Так вот, он вышел на сцену в органном зале и сказал, что такое он видел только в 60-х. А вот, кстати, еще в одном мероприятии – это овальный стол в Горьковской библиотеке, в субботу, 21 ноября в 18.00 – и там мы тоже поговорим об этом явлении. О большом подъеме интереса к поэзии в наше время.

— А с чем, вы думаете, это связано?

Павел Чечеткин: Очень сложный вопрос. Далеко мы сейчас уйдем. Моя одна из версий, что просто это некий запрос на ответственное слово. То есть у молодежи стало формироваться то, что слово должно знать свою цену. А поэтическое слово – это всегда выверенное слово, обдуманное слово, отточенное слово, и в красивой форме. Потому что от болтовни люди устают.

Борис Эренбург: Сейчас благодаря соцсетям изменился сам облик поэта, его видение себя. То есть поэты собирают еще и лайки. То есть поэту важно знать, как его слово отзовется в соцсетях. Раньше можно было прочитать трем друзьям, получить похвалу и радоваться, а сейчас нет, сейчас надо иметь много подписчиков. Амбиции для поэзии – это очень хорошо.

— За поэтами, за амбициями – на поэтический фестиваль «Компрос», который пройдет в Перми с 20 по 22 ноября. Основные площадки – это Дом актёра, библиотеки, органный зал. И Музей пермских древностей.

Павел Чечеткин: И одна площадка ездящая, кстати, это будет трамвай. У нас был литературный корабль, а сейчас трамвай будет. Это настоящий трамвай, который проедет в субботу, и каждый может прийти и почитать там стихи.

— С вами можно говорить бесконечно. Спасибо, что были с нами. Я точно приду.

Павел Чечеткин: Спасибо вам!

Борис Эренбург: Вам спасибо!

Источник: http://echoperm.ru/interview/299/140371/