Литературный фестиваль «Компрос»

пока одета осень в облака
окраин, полногрудые мурашки
выпячивают сытые бока
под воротом учительской рубашки,

ты спишь на остановке у реки,
где плачут наливные пеликаны,
и падают хмельные рыбаки
в компьютерные сети и стаканы.

трамваи входят по двое в глаза,
безопытно слоняются кареты,
кондукторы теряют голоса
и угощают ехать без билета.

Литературный фестиваль

Роман Волков (Москва)

Финал

С утра ты будешь спешить на работу
Обжигаясь капучино из Старбакса
С брифом надоевшим до блевоты
И гонораром в две сотни баксов

Ты засмотришься на новую наружку
И тебя собьет огромным MANN-ом
Отлетит рука с картонною кружкой
Разлетятся доллары из кармана

И ты предстанешь, ослепнув от бликов
Дрожа от страха, жмурясь плечами
Перед старцем с заостренным ликом
В белой тоге, с золотыми ключами

Он глянет на тебя, голого, босого
Не остывшего от земной работы
Покачает нимбом и добавит сурово
— Ну, давайте, показывайте, чего там…

Черный ангел вывалит гору
Брифов, кастингов, раскадровок
Стеннограм миллиардов переговоров
Скетчей, комментов и текстовок

У белого ангела — четыре листочка
Маленьких, желтых и жалких:
Фото сына. Фотография дочки.
Студенческий рассказ и одна социалка.

Будет старец по столу барабанить
Бормотать:
— Да мне уже говорили…
Как можно было так раздербанить
Все то, что мы ему подарили?

И ты закричишь, тишину разрывая,
Кусая губы, хватаясь за сердце:
— Любой ад покажется раем
По сравнению с рекламным агентством!

Ангелы, ангелы, вы же все знали!
Что ж вы за руку меня не схватили!
Когда я падал — не поддержали
Когда я спрашивал — не объяснили!

Опустят головы серафимы,
А старец обнимет тебя и совсем некстати
Заплачет:
— Сын мой любимый…
Зачем же ты так себя растратил…