Литературный фестиваль «Компрос»

…и однажды окажется, я просто лужа.
На окраине площади, у берегов бордюра.
И случится так, что даже окружность —
Непосильная для меня фигура.
Без сапог ко мне подойти что подвиг,
То разольюсь, то замерзну по прихоти марта.
В моих водах стояли сотни бумажных лодок,
И ни одного действительно стоящего фрегата.
И тогда прохожие будут мечтать о мысах,
Но любая мечта обо мне иль моя утонет.
Лишь воскресный рассвет заметит, я уже высох,
И никто никогда обо мне не вспомнит.

Литературный фестиваль

Роман Волков (Москва)

Финал

С утра ты будешь спешить на работу
Обжигаясь капучино из Старбакса
С брифом надоевшим до блевоты
И гонораром в две сотни баксов

Ты засмотришься на новую наружку
И тебя собьет огромным MANN-ом
Отлетит рука с картонною кружкой
Разлетятся доллары из кармана

И ты предстанешь, ослепнув от бликов
Дрожа от страха, жмурясь плечами
Перед старцем с заостренным ликом
В белой тоге, с золотыми ключами

Он глянет на тебя, голого, босого
Не остывшего от земной работы
Покачает нимбом и добавит сурово
— Ну, давайте, показывайте, чего там…

Черный ангел вывалит гору
Брифов, кастингов, раскадровок
Стеннограм миллиардов переговоров
Скетчей, комментов и текстовок

У белого ангела — четыре листочка
Маленьких, желтых и жалких:
Фото сына. Фотография дочки.
Студенческий рассказ и одна социалка.

Будет старец по столу барабанить
Бормотать:
— Да мне уже говорили…
Как можно было так раздербанить
Все то, что мы ему подарили?

И ты закричишь, тишину разрывая,
Кусая губы, хватаясь за сердце:
— Любой ад покажется раем
По сравнению с рекламным агентством!

Ангелы, ангелы, вы же все знали!
Что ж вы за руку меня не схватили!
Когда я падал — не поддержали
Когда я спрашивал — не объяснили!

Опустят головы серафимы,
А старец обнимет тебя и совсем некстати
Заплачет:
— Сын мой любимый…
Зачем же ты так себя растратил…