Литературный фестиваль «Компрос»

Горит звезда. В окно струится ночь —
нет лучше для стиха инварианта.
Но, фабулу пытаясь превозмочь,
клубок из рук роняет Ариадна.

Пульс нитевиден. Голова болит.
Со всех сторон рассеяна Расея,
и звуков тупиковый лабиринт
теснится в горле пьяного Тесея.

Осиротел лирический плацдарм,
но боль в виске пульсирует не к месту —
всё это нужно, чтоб была звезда —
«Послушайте!..» И далее по тексту.

Литературный фестиваль

Черные бабочки

Катя Рубан (Тюмень)

На каком языке я с тобой говорю
На каком наречии отвечаю
Если пыль на наличниках неземная пыль
Если созвездия непривычны
глазу
Говорю я
Или умер уже давно
Сам механизм вещания
Или сквозь трафареты за персеидами
с вещами
вышел
Только кто-то остался блажить внизу
Исступленно ссылаться на рудименты
На каком языке я с тобой все еще говорю
Если ты продолжаешь слышать
Чуть менее четко но все еще ты
Как прежде меня
В пределах твоей головы персеиды
И я
Мы вернемся с вещами в кровать
Что ты продолжаешь качать для взрослого
И слышишь несуществующих
Но пыль на наличниках неземная пыль
Мой демон наелся
Мой бог не желает смерти
Скрежет архаики
Это ты говоришь со мной
Махаон о стекло разбивает тельце
привычно глазу
Молчи