Литературный фестиваль «Компрос»

…и однажды окажется, я просто лужа.
На окраине площади, у берегов бордюра.
И случится так, что даже окружность —
Непосильная для меня фигура.
Без сапог ко мне подойти что подвиг,
То разольюсь, то замерзну по прихоти марта.
В моих водах стояли сотни бумажных лодок,
И ни одного действительно стоящего фрегата.
И тогда прохожие будут мечтать о мысах,
Но любая мечта обо мне иль моя утонет.
Лишь воскресный рассвет заметит, я уже высох,
И никто никогда обо мне не вспомнит.

Литературный фестиваль

Виктория Малькова

Мое стихосложение, если честно, то бестолково,
Но как истинный эгоист, наплевав на мнения,
Вдохновленная творчеством Верочки Полозковой
Продолжаю бумагу мучить до одуренья.

Ведь она не краснеет, в отличии от меня,
Не пускает слезу, дыхание не сбивает.
Мои мысли порой несутся быстрей коня,
И мне кажется, это меня когда нибудь доканает.

Моя муза — суровая баба, но я не ропщу.
Это дьявольское проклятье и счастье сразу.
Ну скажите, какой нормальный проснется ночью,
Чтоб писать? Это редкостная зараза.

А бумага не знает ни совести, ни стыда,
Ни морали, ни сострадания и ни боли.
Но не я, и поэтому результат моего труда
Никогда не выходит в свет, как трусливый кролик.

Я не трушу, я просто боюсь не поймут,
А точнее я не боюсь, а прекрасно знаю.
Мама сразу берется за сердце, мол что за жуть?
И откуда такой негатив, ты ж совсем молодая?

Не поймут, что за каждый, ничтожный слог
Я плачу сединой в висках и отрывком сердца.
Каждый стих, он как маленький эпилог,
Порождение страшного потрясения.