Ярослав Громов

Участник чтений на «Корабле поэтов-2015»

Трещины

дрожащие холодные ладони,
и не найти тепла — уже давно остыло.
а череп разрывается от звона.
удар! второй! а больно и не было.

презренный взгляд и шаткая походка,
и кровь стекает постепенно с губ.
пытаясь из усмешки сделать плётку,
разбиваешься о стену. нет, не тут,

не в это время, не со мною, хватит.
воды так много утекло, что через край.
уж лучше одному болтаться по кровати,
чем зажиматься в угол под собачий лай.

Крик

Крик зародился в груди,
Но встал поперек трахеи.
И пошел по-другому пути,
Пуская корни по венам.

Тупым топором по жилам
Ударил и пробудил дрожь.
И тут захлестнуло, накрыло,
Но слово — затупленный нож.

Крик между ребер до хруста
И дальше до пульса за сто.
Разбившись хрустальною люстрой,
Сердце до пяток ушло.

Сломал позвоночник на части,
Выжал влагу из слезных желез,
Колени согнул, будто пластик,
И в набухшие вены он врос.

Из горла лишь стоны и кашель.
А крик растворился в крови.
На вокзале ж/д мне покажут,
Где упала она на пути.