Поэтический фестиваль «Компрос»

…и однажды окажется, я просто лужа.
На окраине площади, у берегов бордюра.
И случится так, что даже окружность —
Непосильная для меня фигура.
Без сапог ко мне подойти что подвиг,
То разольюсь, то замерзну по прихоти марта.
В моих водах стояли сотни бумажных лодок,
И ни одного действительно стоящего фрегата.
И тогда прохожие будут мечтать о мысах,
Но любая мечта обо мне иль моя утонет.
Лишь воскресный рассвет заметит, я уже высох,
И никто никогда обо мне не вспомнит.

Литературный фестиваль

Сергей Галлиулин

Участник фестиваля 2014

закрываем уши и ничего не слышим,
но и сами сидим потише, как мыши.
чтобы вороны, ястребы, совы летели мимо.

а еще мы накурим тут, станет больше дыма,
в этом облаке, в этой завесе, в этом тумане,
мы сидим, но бояться никак не перестанем.
совы, ястребы, вороны — очень хитрые твари,
и над нами кружат их злые хищные хари.

мы сидим и дрожим и молимся богу,
своему мышиному, помогающему понемногу,
защищающему, так сказать, дающему крышу.
мы сидим и дрожим, а что еще делать, если мы мыши.

тише, тише, хватит ходить и топать,
приведете к извержению или потопу,
тише, тише, мы мыши, нам нужно дрожать,
совам, ястребам, воронам — уничтожать.
тише, тише, мы мыши, ну что вы, не слышите?

думать иначе, жить иначе,
верить в другого бога,
бабушка плачет, мама плачет,
вырастили глупца.

ходишь-бродишь, ищешь удачи,
от вологды до таганрога,
побатрачишь за грош-калачик
пот сотрешь с лица.

та цена, которую платим
за веру в другого бога —
наказания и проклятья,
злые взгляды в упор.

лучше на диване в халате,
кофе и рома немного,
чем с горы на самокате
в темный сосновый бор.

думать иначе, жить иначе
и умереть иначе,
в грязной луже на чьей-то даче,
точно не на кресте.

hasta la vista, моя удача,
мы никогда не плачем,
раз нас решили повесить значит
мы будем на высоте.