Поэтический фестиваль «Компрос»

Тут поутру такая тишина,
Как будто только что закончилась война.
И мы выходим, двое из живых,
Качаясь от ранений ножевых.

Ты тянешься рукой к моей руке –
И я молчу на том же языке.
Мой ненаглядный, мой любимый враг,
Зачем всё так?..

Литературный фестиваль

Наталья Емельянова (Нижний Новгород)

Гость фестиваля 2017

Подснежник

Трамвай проходит через частный сектор.
Дома, сараи, гаражи, подснежник.
Надежда Юрьевна в поношенной одежде
Стоит и смотрит далеко куда-то,
Туда, где рельсы огибают вечность.

Подснежник бледный, как апрельский вечер,
Что фонарём замечен и подсвечен,
Что фонарём как будто рассекречен,
Смущённо ёжится в проталине своей.
Надежда Юрьевна идёт, идёт куда-то,
Туда, где меркнет полоса заката.
Трамвай бежит за ней, звенит: «Прости! Прости!
Дай рядом быть с тобой в твоём пути,
Смотри, смотри, весна нас догоняет…»
Фонарь дрожит, почти что догорает.
Подснежник ёжится и головой кивает.
«Останься с нами, посмотри: весна!-
Кричат сараи, гаражи, дома.-
Надежда, Наденька, прости нас, умоляем!»
Надежда Юрьевна усталая, седая
Им говорит: «Весна идёт.
Давайте руки, встанем в хоровод.
Трамвай, звени, фонарь, свети, цвети, подснежник.
Встречать весну негоже без надежды».

Воскресным утром Арбат созерцает
Наталья Емельянова
Воскресным утром Арбат созерцает —
Ноябрь выплакан, птицы спят
На проводах, человек с гитарой
Идёт куда-то к себе, назад.

Воскресным утром в зелёной церкви
Тепло и свет восковых свечей,
Арбат задумчив и не кокетлив,
Арбат из окон и из дверей,

Закрытых наглухо тихим утром.
В зелёной церкви тепло и свет,
В густом тумане зелёный купол,
В зелёной куртке иссохший дед

Идёт куда-то в тоску Арбата.
Тепло и свет в бороде седой,
Идёт зачем-то в тоску Арбата
Зелёный дед, может быть, святой

Вдруг оказавшийся на Арбате
Воскресным утром в безмолвный час?
Пока мы спим на своих кроватях,
Зелёный дед, помолись о нас.

Рассвет, рассвет. Раз — и свет.
В застенчивом мае так рано светает,
Что кажется: ночи нет,
Что кажется: целый свет
Всех любит и всё прощает.
За лесом собака лает.
Рассвет её гладит рукой:
Не бойся, ведь я с тобой.
Рассвет, рассвет.
Майский жук — чёрный человек,
Майский жук — чёрный майский снег,
Ну а ночи как будто нет,
Будто нет этой чёрной ночи.
Ты качаешь в кроватке дочу,
И в тихом её дыхании
Ты чувствуешь: май же, май же…
Рассвет, рассвет.
Ты хочешь найти ответ,
Ты знаешь давно ответ.
А ночи действительно нет.
Рассвет тебя гладит рукою:
Не бойся, ведь я с тобою.
Ты жмёшься к его ладони,
Майский жук сел на подоконник,
Ты гладишь его рукой:
Не бойся: я здесь, с тобой.