Андрей Дмитриев (Нижний Новгород)

Утка — в монокле пруда —
будто дефект зрения — точка, точка
и вдруг — опять запятая, а потом — что за ерунда —
точка с запятой, двоеточие, дефис — очень
занятная пунктуация. И вот — сильный взмах,
тихий всплеск, шуршание оперения —
это полёт над поверхностью, это — акт
освоения космоса, где ты нынче первый.
Утка — в движениях текста —
изменчивый знак, начертанный лёгкой рукой,
свободной и от тяги к сомнительному прогрессу,
и от оружия предков, приносивших в лесу за рекой
жертвы богам —
теперь там лишь след сапога
набравший болотной воды.
Над лесом — сгущается дым
укромных торфяников в приступах пламени.
Два крыла — оставляют его позади,
отталкивают назад плавными
толчками воздуха, ощутимым воочию.
И тут пунктуация становится долгим, пристальным многоточием…

Из семечка — стебель,
кочующий по равнинам воздуха,
из глаза — слеза — что уже стерпит
то, что ты не стерпел, порезавшись острым,
из груди — выдох, выжатый кислород —
будто высушенное бельё на верёвке голоса,
из подъезда — народ —
чёрно-белые полосы —
череда клавиш,
на которых беглые пальцы
эмоций выдали фальшь,
но сыграли свои вариации…